Милла Йовович: «Каждую „Обитель зла“ мы делали с огромной страстью»

Милла Йовович: «Каждую „Обитель зла“ мы делали с огромной страстью»

К выходу финальной части «Обители зла» КиноПоиск публикует фрагменты из разговора с Миллой Йовович и Полом У. С. Андерсоном, состоявшегося на нью-йоркском фестивале Comic-Con в сентябре 2016 года. «Обитель зла: Последняя глава» на экранах с 10 февраля.

О завершении саги

Пол У. С. Андерсон: Это точно последняя «Обитель зла». Мы закрутили полностью все линии. Нам нужно было ответить на много вопросов: кто такая героиня Миллы (помните, когда мы только с ней познакомились, у нее была потеря памяти?), какие цели у Umbrella Corporation, нужно было раскрыть правду о Красной королеве. На все это наконец найдутся ответы, и, будем надеяться, фанаты останутся довольны.

О самом запоминающемся моменте за 15 лет съемок

Милла Йовович: Лучшее, что случилось со мной, осталось за кадром: я родила двоих детей от Пола, режиссера и сценариста фильма. (Смеется.) Так что эта франшиза действительно стала для меня семейным делом, а ее создатели и мои коллеги по съемочной площадке — близкими людьми. Мне есть что вспомнить о каждом фильме, ведь все они очень индивидуальны, у каждого свой собственный стиль, именно поэтому «Обитель зла» столько лет пользуется популярностью.

Андерсон: Моей любимой всегда останется самая первая картина. Это фильм, с которого началось мое знакомство с Миллой, что задало определенную динамику и в моей личной жизни, и в карьере. В первом фильме все было так интенсивно, так сильно, постоянное ощущение клаустрофобии, замкнутого пространства. Это начало истории Элис. И теперь, в финальной части, мы возвращаемся к нему же. И я очень этому рад: обычно финалы депрессивны, заставляют вас грустить, а здесь такой сладко-горький конец.

О свободе в работе над франшизой

Йовович: Каждую «Обитель зла» мы делали с огромной страстью. Фильм не финансируется какой-то одной киностудией, поэтому нам не надо ни перед кем отвечать. Поэтому даже если нас просили снять новую часть, Пол, который выступал режиссером и сценаристом, брался за новую историю, только когда чувствовал вдохновение.

«Обитель зла» никогда не была машиной, которая раз в год выдавала по новому фильму, и после каждой серии мы брали перерыв на два-три года. Думаю, благодаря этому каждый фильм получался уникальным, но естественным, да и мы не воспринимали это как работу. Сценарий не писался из-под палки, все получалось само собой. Нам всегда было весело. У нас всегда была возможность отойти, посмотреть на все со стороны и снова вернуться в работу. И по фильмам это видно.

Андерсон: Конечно, вся съемочная группа должна быть верна своему делу, по-настоящему любить то, что она делает. Мы с Миллой — фанаты видеоигры «Обитель зла», и на протяжении всей франшизы мы сохраняли эту любовь. Насколько я знаю, это единственная франшиза, где на протяжении всех фильмов актер на главную роль не менялся. И все, кто в кадре и за кадром наших картин, искренне увлечены этой работой. Это невероятно важно.

Знаете, многие фильмы ставят перед собой цели. Например, снять фильм к Хеллоуину. И вот они расшибутся в лепешку, но будут снимать конкретно к этой дате. У нас такого никогда не было. Я не хочу выгореть в творческом плане. Мне нравится снимать фильм, отходить от него на пару лет, снимать что-то еще и возвращаться к «Обители зла» с новым эмоциями и только полным энтузиазма.

О сильных героинях

Андерсон: Я всю жизнь занимался только женскими персонажами, начиная с моего самого первого фильма «Шопинг». Всем казалось, что в главной роли Джуд Лоу, но на самом деле на первом плане была Сэди Фрост. Мне всегда было интересно показывать силу женщин. Когда я приехал в Голливуд, каждый считал нужным поделиться со мной общеизвестной мудростью: никто не хочет смотреть боевики с девушками в главных ролях. Я не был согласен: женщинам нравится смотреть на женщин, мужчинам нравится смотреть на женщин, особенно если это правильная женщина — с автоматом в руках. Вот такому курсу я всегда следовал, а теперь это наконец стало модным. Знаете, Жан-Люк Годар говорил: все, что вам нужно в фильме, — это девушка и пистолет. И это работает! Работало 40 лет назад во Франции, работает и сегодня в Голливуде.

Йовович: В литературе всегда было очень много сильных женских персонажей, а вот в кино их гораздо меньше, особенно в таких традиционно мужских жанрах, как боевик или хоррор. Но если и были, то такие, каких не забудешь, взять хотя бы Сигурни Уивер в «Чужом». Я всегда безумно ее уважала, брала с нее пример.

О блогерах в роли зомби

Андерсон: В Кейптауне мы взяли блогеров в качестве актеров массовки, и это было потрясающе. Знаете, как трудно проводить кастинг на зомби? На первый взгляд, быть ходячим мертвецом просто: ходишь себе с вытянутыми руками и мычишь. Но в наше время они должны двигаться очень быстро. У нас была сцена, где Миллу тащит вооруженная машина на скорости более 20 километров в час. И представьте, что наши загримированные блогеры неслись за ней на этой же скорости, и у них даже дыхание не сбилось! Вот это я понимаю, энтузиазм в работе.

О детях и увлечении видеоиграми

Андерсон: Интересно, как все меняется. Я лично любил играть в видеоигры, а теперь многие люди предпочитают смотреть, как другие играют в видеоигры. Моя дочь, например, подписана на каналы известных игроков на YouTube. Но как и со всем в этой жизни, Голливуд, как огромная губка, моментально все в себя впитывает и делает из этого деньги, а потом, когда это перестает работать, выбрасывает. Впрочем, это не только Голливуд. Так устроена вся жизнь.

Йовович: Когда мы с Полом позволим детям посмотреть «Обитель зла»? Лет в 13—14! Нашей младшей дочери 18 месяцев, так что она пока не очень соображает, что происходит и кто такая Элис, а вот наша старшая дочь (Эва Габо Андерсон, которой 9 лет — Прим. ред.) играет в фильме Красную королеву, но даже ей мы пока не разрешаем смотреть картину.